Заместитель директора по научной работе и экологическому просвещению нацпарка Марина Середа о том, как различить следы волка и собаки и зачем зайцы обнимают пихты.

В нацпарке «Таганай» завершилась «перепись населения». Чтобы подсчитать зверей сотрудники вместе с инспекторами Таганайского и Шумгинского лесничеств прошли 17 лесных мартшрутов и преодолели более 170 километров заснеженных троп. О зимнем маршрутном учёте (ЗМУ) и о том, как непросто читать «белую книгу» рассказывает Марина Середа.

Каждый зверь оставляет следы, которые охотоведы могут отличить и «прочитать». Это как отпечатки пальцев у человека. Возьмём для примера куницу. Зимние следы у неё большие. Больше, чем спичечный коробок. Но лапки на самом деле маленькие. Просто все четыре конечности обрастают мехом к зиме и становятся похожи на снегоступы. Вот опушка и создаёт такие, казалось бы, большие следы, большие отпечатки. Зверёк ещё прыгает: ставит передние лапы, а в них — задние.

Фото: Кунья тропа

И получается двойной отпечаток. Кстати, на насте внутри следов видно маленькие лапки. Можно рассмотреть подушечки, коготки.

Своебразные следы у землероек. Они немного похожи на следы горностая. Но у землеройки часто видно отпечаток хвостика, который она тянет за собой, а у горностая, естественно, такого нет.

Фото: пробежала землеройка

К тому же все куньи прыгают так, что правая лапа немного впереди, а левая сзади. Или наоборот. А землеройка ставит лапы симметрично.

А вот следы горностаев при ЗМУ учитывать сложнее всего. Они очень часто «ныряют», ходят по низу, то есть под снегом. Между корешков. В лесу снег неплотный. А весной под снегом образуется пространство за счёт подроста молодых елочек. Потому горностая можно просто не увидеть, хотя он спокойно будет ходить рядом. Обычно этот пушистый житель леса идёт параллельным маршрутом. Горностай ставит задние лапы впереди, и это тоже видно по следу.

Фото: след горностая на подтаявшем снегу

Следы норки крупнее, чем горностая. Норка обычно идёт большими прыжками и лапки ставит параллельно. Если у куницы между следами есть пространство, то у норки его практически нет.

Фото: след норки по глубокому снегу

По следам того же зайца можно, между прочим, определить начался ли у него брачный сезон. На глубоком снегу косой оставляет «чирки». Гениталии тяжелеют, и он бороздит снег.

Фото: беляк чертит снег

Определить зайца можно и по жировкам. Когда заяц одно и то же место пересекает несколько раз, а потом останавливается. Там могут быть какие-то съедобные для него кусты. Во время ЗМУ считается каждое пересечение следа. Видно: тут он погрыз, словно садовыми ножницами постриг и вокруг всё истоптал. Тут же заяц оставляет помёт. С такими следами порой очень сложно разбираться.

Фото: заячья жировка

Также заяц делает «задир» на пихте. Осенью в одном месте так съели целый гектар пихты. Лось не мог — он пихту не ест. Кабан бы оставил борозды на земле. Поэтому я предположила, что всё-таки это заячьих зубов дело. Тем более, на такой небольшой высоте. Если он на задние лапы встанет, то он сможет вот так пихтушку ободрать. Конечно, это немного странно выглядит: стоит заяц и «обнимается» с деревом.

Фото: пихтовая трапеза зайца

Белка задние лапы ставит впереди. Благодаря этому во время ЗМУ можно определить направление, в котором она прыгала. К тому же, у белочки задние лапки крупнее. Характерно только для белки и то, как она шелушит шишки. Например, дятлы или клесты оставляют шишку целиком, а она только стерженек. Белка может обедать на дереве, а может и на земле. В начале весны, когда снег небольшой, она садится возле комля дерева и грызёт шишки. По таким «столовым» можно определить, что белка здесь была. Можно даже самих следов не видеть.

Фото: беличья столовая

Когда снег ещё неглубокий, белки также часто делает неглубокие прикопы, и прячут там шишки, грибы про запас. Либо вынимают корешки в начале зимы. В таких- же же норках белки обычно ночуют. В километре от центральной усадьбы прямо возле дороги можно увидеть много этих норок. Ведь у белок зимой нет постоянных жилищ.

Фото: беличьи приколы

Из более крупных животных достаточно легко определить енотовидную собаку. Она делает небольшую траншею, как бы бороздит снег. И главный признак — пальцы расходятся веером. Такое нехарактерно ни для лисицы, ни для обычной собаки. Енотовидная собака вообще-то впадает в спячку, когда морозы наступают. Но во время оттепели она может просыпаться и ходить.

Фото: следы енотовидки по насту

Траншею в земле делают и кабаны. Особенно секачи. Они волокут по земле брюхом и ходят по одному. У них брачный сезон заканчивается осенью, в начале зимы, и секачи уходят из стада. Если самец матёрый, он всегда один. Это молодые самцы, годовики могут гуртом ходить по два, по три, пока не заматереют.

Кабан секач тоже оставляет следы на пихте. То ли чешет клыки, то ли метит территорию. Такие метки можно увидеть на деревьях совсем рядом, буквально в километре от Центрального входа, если идти по просеке ЛЭП.

Метки клыков кабана весной 2013г.

Походят на кабаньи следы косули и лося. Но у кабана расстояние между пястными мозолями больше. У косули нет траншеи, как у кабана, идет строчкой. Следы косули похожи и на лосиные, но сам след и шаги намного меньше. Если у лося шаг до полутора-двух метров, то у косули до метра. Ну и сам провал в снег, конечно, мельче.

Фото: косулиная строчка

Неопытные охотник могут спутать такие следы со следами лосят. Но лосёнок без мамы не ходит. Тем более, лосята рождаются в мае, и к зиме они почти достигают размеров взрослого зверя и шагают с большим размахом. Есть ещё такое понятие — почерк следа. Благодаря ему можно, например, отличить след лося от коровьего. Если корова идёт, пошатываясь из стороны в сторону, то копытные идут чётко и целенаправленно. Тот же лось часто делает рогами задиры на деревьях.

Фото: лосиная ческалка

Крупный, округлый след размером обычно в половину человеческого оставляет рысь. Этот хищник ставит лапы след в след. Видно отпечатки подушечек. Если не знаешь, то можно спутать с крупным лисовином. Но у рыси отпечаток глубже. К тому же рысь коготков никогда не высовывает. Рысь и обедает по-особенному. К примеру, зайца она съедает не целиком. Только тушку, а четыре лапки не трогает.

Фото: след крупной рыси по первому снегу

Лисица тоже ставит ножки ровно, а следы на утюжок похожи. Но лиса не продавливает снег так сильно, как, например, косули. Следы самца (лисовина по- охотничьи) больше следов самочки. Лиса может несколько километров идти след в след. Это классический лисий «тихий ход».

Фото: лисица с добычей, слева видна поволока от жертвы

След волка похож на собачий, но отпечаток более вытянутый. Ну и конечно, собаки более безалаберные, а дикие звери аккуратно ходят. Если собака идёт по дороге, то она обязательно каждые 50 метров будет сворачивать с тропы: тут побегает, там понюхает. Она не будет как лисица или волк несколько километров идти след в след.

Фото: след волка

Похожи между собой следы рябчика, куропатки и глухаря разнятся они только размерами. Рябчик в рыхлом снегу оставляет небольшую траншею. У глухаря она больше — до 10 сантиметров. Так что тропы он хорошие натаптывает. Ещё птицы оставляют на снегу отпечатки крыльев. Тот же филин, когда садится на землю, обязательно крыльями упирается. У филина лапы и крылья очень мощные.

Фото: посадка филина у Большой тесьмы

Некоторых птиц можно определить по остаткам обеда. Вот дятел, как ест? Он находит в дереве трещину, вставляет туда шишку, садится и семечки вынимает. Это называют ещё «станок» дятла. Естественно, шишку он лущит не так, как белка, к примеру. Шишка после дятла получается растрепанная с одной стороны. Если же шишка со всех сторон поклёванная, то это может быть лакомился клёст.

Фото: станок дятла

Сидорович В.Е.
«Норки, выдра, ласка и другие куньи»
Минск «Ураджай» 1995 г.

КАК РАСПОЗНАТЬ СЛЕДЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КУНЬИХ?

Натуралисту, охотнику, зоологу очень важно уметь распознавать следы деятельности разных видов животных. Эти навыки при необходимости помогут им найти место пребывания зверька, покажут, где его убежище, чем и как он кормится, какие у него враги и как он спасается от непогоды.
Следы деятельности барсука чаще можно встретить в местах со сложным рельефом, состоящих из песчаных возвышенностей, поросших лесом, и заболоченных низин с реками и озерами. В безлесной местности нередки следы барсука в местах с большим количеством оврагов при речных долинах.

Наблюдать следы барсука на снегу можно только поздней осенью при выпадении снега или на тающем снегу ранней весной

Из всех следов деятельности барсука особенно заметны норы. Обычно они имеют много входов (3—15 и более) и сложную систему подземных ходов, соединяющих входы с жилыми камерами. Входы представляют собой достаточно большие отверстия диаметром 20—30 см. Около них имеются большие песчаные отвалы, часто с только недавно выброшенным песком.

Отпечаток передней (внизу) и задней (вверху) лап барсука на дорожном грунте

Здесь же можно видеть отпечатки лап барсука. Они пятипалые и имеют крупную пятку. Форма отпечатка пятки близка к овалу и большим диаметром вытянута вдоль отпечатков пальцев. Отпечатки когтей очень длинные, особенно для передних лап. Передние конечности представляют собой эффективный инструмент для рытья нор и добывания корма в грунте. Именно поэтому они имеют такие длинные и крепкие когти. Отпечатки передних лап шире задних. Длина отпечатка передней лапы варьирует от 5 до 6 см при ширине 8—9 см, тогда как соответствующие размеры отпечатка задней лапы составляют 6,5—8 на 4—5 см. При передвижении шагом отпечатки лап удалены на расстояние около 25 см. При этом ширина наследа составляет примерно 15 см. Наслед барсука, шедшего шагом, состоит из расставленных по извилистой линии сдвоенных отпечатков передней и задней лап. При передвижении галопом барсук оставляет четко отделенные друг от друга четверки отпечатков лап, удаленные на расстояние около 1 м. Весовая нагрузка барсука на площадь опоры до статочно большая — 90—125 г/см и поэтому во время ран-невесенних блужданий по еще заснеженному лесу он глубоко проваливается лапами в снег. Барсук совершенно не приспособлен к передвижению по глубокому снегу, так как зиму проводит в спячке в своей норе.

Рис. 12. Наслед барсука

Кроме того, следы барсука можно видеть на лесных грунтовых дорогах, а иногда и на прибрежных отмелях различных водоемов. Здесь же или среди различных лесных биотопов и особенно увлажненных, а также в поймах рек, на сырых лугах, вырубках, просеках можно наблюдать кормовые покопки барсука. Они имеют небольшие размеры — обычно около 4—7 см в диаметре и 2—10 см глубиной.
Экскременты барсука имеют темно-коричневый цвет и цилиндрическую форму диаметром в 2—2,5 см. Их общая длина обычно не превышает 8 см. Среди непереваренных остатков пищи в экскрементах нередко встречаются хитиновые покровы некоторых насекомых, чаще майских хрущей, навозников и ос, кости амфибий, шерсть и кости мышевидных грызунов, остатки растительных кормов — ягод, семян культурных злаков или сочных питательных корневищ. Ранней весной в них преобладают шерсть и кости более крупных зверей, так как барсук в это бескормное время часто поедает падаль. Однако обычно в его экскрементах непереваренных остатков корма наблюдается мало, в основном они состоят из фекальной массы. Так, нередко барсук кормится в основном почвенными беспозвоночными, среди которых преобладают дождевые черви. В этом случае непереваренных остатков корма в экскрементах барсука почти не остается. Экскременты барсука могут располагаться в разных местах его пребывания, но у него имеются и специальные отхожие места у нор, у основных переходов, троп. Образующиеся здесь кучи экскрементов имеют маркировочное значение. Они свидетельствуют о занятости территории.
Среди других следов деятельности барсука можно выделить тропы, обычно ведущие от выходов норы в сторону основных кормовых маршрутов. Их длина, как правило, составляет до 300 м, но чаще 30—100 м. Недалеко от входов в нору у барсука имеются наземные лежки, где он нередко отдыхает в основном в ночное время. При этом он может приводить в порядок волосяной покров.
Следы деятельности другого сравнительно крупного представителя семейства куньих — выдры — можно встретить только у водоемов. Чаще их можно наблюдать по берегам рек, являющихся ее основными постоянными местообитаниями. Именно поэтому выдру иногда называют порешней. В бесснежный период следы этого зверя заметны на песчаных и грязевых наносах у берега и по руслу, а также на грязи прибрежных отмелей. Зимой в местах обитания выдры ее следы в большом количестве встречаются на заснеженном льду и на снегу на берегу.

Рис. 13. Отпечатки лап выдры и их взаиморасположение при различных аллюрах
1 — 3 — передвижение прыжками; 4 — передвижение шагом

По суше выдра чаще передвигается прыжками. Следы, оставленные при этом, обычно состоят из четверок отпечатков лап, удаленных на расстояние 20—35 см. Длина прыжка составляет 60—80 см. Ширина наследа выдры, передвигающейся прыжками, — 15—25 см. При передвижении шагом наслед состоит из густо поставленных отпечатков лап, расположенных по извилистой линии. При этом отпечатки задних и передних лап чередуются. Ширина такого наследа 10—15 см. Отпечаток лапы состоит из четырех (передней) или пяти (задней) пальцевых и когтевых и большого пяточного отпечатков.

Следы выдры на прибрежном песчаном наносе

Следы выдры на припорошенном снегом льду

При мягком субстрате на отпечатке передней лапы может быть также пять пальцев. Размеры отпечатка передней лапы меньше задней и составляют в длину и ширину от 4 до 6 см. Отпечаток задней лапы обычно длиннее передних из-за того, что их пяточные мозоли, отпечатываются почти полностью, тогда как у передних лап обычно только передняя их часть. Длина отпечатка задней лапы у взрослых самцов составляет от 8 до 13,5 см, у взрослых самок — от 6,5 до 12 см, тогда как у молодых самцов и самок значительно меньше. Поэтому по размерам отпечатка задней лапы выдр, оставляемых на берегу водоема в большом количестве, можно определить, к какой возрастной группе они относятся.

Кроме того, по взаимному расположению отпечатков задних лап, кучкам экскрементов и мочи в местах их испражнений можно определить пол выдры. Так, в месте испражнения самцов след от выделений мочи располагается между отпечатками задних лап впереди кучки экскрементов, тогда как у самок — на кучке экскрементов или позади нее относительно отпечатков задних лап. Весовая нагрузка выдры на площадь опоры составлят около 60 г/см. Это достаточно много и она может испытывать большие затруднения при передвижении по глубокому снегу. Но выдре обычно не нужно преодолевать по глубокому снегу больших расстояний, так как в зимнее время она больше ходит по льду, чаще лишь немного припорошенном снегом, или передвигается в пустоледке.

Рис. 14. Экскременты разных видов куньих
1 — ласки; 2 — горностая; 3 — куницы; 4 — лесного хорька; 5 — норки (цилиндрические с твердыми фекалиями); 6 — выдры (цилиндрические с твердыми фекалиями); 7 — норки (бесформенные с жидкими фекалиями); 8 — выдры (бесформенные с жидкими фекалиями)

Экскременты Выдры чаще представляют собой округлую или неправильной формы небольшую кучку из непереваренных остатков корма, политых черным фекалием. Наличие жидкого фекалия объясняется неэкономным водным обменом этих зверей. Им не нужно экономить воду, так как они живут в непосредственной близости от нее и их основные корма рыба и лягушки содержат большое количество ее. В результате в организме образуется избыток воды, который выдра выводит с экскрементами и мочой. Если же непереваренных остатков кормов достаточно много, экскременты выдры могут иметь близкую к цилиндрической форму с диаметром около 1,5 см. Они имеют резкий, напоминающий рыбу запах. Среди непереваренных остатков корма обычно встречаются чешуя и кости рыбы, кости лягушек и кусочки панциря речных раков.

Маркировочный нагреб выдры на песке
Следы от выделения мочи расположены впереди экскремента, между
отпечатками задних лап. Это свидетельствует о том, что метку оставил самец.

Свои экскременты выдра нередко оставляет на вершине нагребенной ею кучки песка другого грунта или какого-либо субстрата: травы, лесной подстилки и др. Эти кучки субстрата, политые экскрементами, мочой и выделениями прианальных желез, выдры используют в качестве территориальных меток, которые для них имеют важное значение в регламентации использования территории. Такие метки, как и просто экскременты, выдры оставляют в чем-то выделяющихся местах, которыми являются упавшие в воду деревья, наносы на водотоке, большие камни по руслу и на берегу, края песчаных наносов у берега или по руслу, выступы берега и др. Наиболее часто выдры маркируют границы участков обитания, убежища, жилища и основные места добычи корма. В этих местах образуются достаточно большие уборные, состоящие из 10—40 и более экскрементов этого зверя. По наличию экскрементов и уборных выдры можно достаточно просто обнаружить часто используемые ею убежища, которыми обычно являются брошенные или редко используемые бобрами норы.

Следы молодой выдры на прибрежной отмели

У водоемов можно встретить тропы выдр. Наиболее обычны и четко выражены они у излучин рек, по которым выдра сокращает себе маршрут при переходе по извилистой реке. В это время она отряхивается от воды, которая при долгом пребывании в водоеме постепенно смачивает волосяной покров. Тропы выдры обычно имеют ширину от 15 до 25 см при длине от нескольких метров до нескольких сот, в зависимости от необходимости. Намокаемый во время долгого пребывания в воде волосяной покров выдры нередко сушат в специальных местах с гигроскопичным субстратом. Внешне они выглядят как лежки круглой или овальной формы диаметром 0,6—1 м. Нередко в качестве гигроскопичного субстрата используется сухая труха гниющих пней или стволов упавших деревьев. Обычно сушилки выдры защищены загущениями растительности. Хотя нередко местом сушки и одновременного отдыха ее в ночное время может быть сухой песок песчаных наносов.

Наслед европейской норки по глубокому рыхлому снегу

По берегам водоемов часто можно наблюдать следы деятельности и других полуводных хищников — европейской и американской норок. По суше норки передвигаются быстро, прыжками, при замедлении переходят на шаг. Следы европейской норки, оставленные ею при передвижении прыжками, состоят из парных отпечатков, реже четверок отпечатков лап, удаленных на расстояние 25-40 см.

Рис. 15. Топография мозолей на лапах американской (2), европейской (1) норок и лесного хорька (3)

У американской норки в таком наследе гораздо чаще наблюдаются сплошные четверки отпечатков лап. При этом расстояния между группами отпечатков составляют 30—40 см. Отпечатки лап норок мелкие: 2—3,5 см в длину и 2—2,5 см в ширину. Отпечатки лап европейской и американской норок почти не отличаются, хотя если присмотреться, то мозоли на пальцах и пяточная у европейской норки сравнительно больше, чем у американской. Поэтому заполненность площади отпечатка лапы отпечатками мозолей у европейской норки значительно больше. Следы норок трудно отличить от следов лесного хорька. Отличия в основном следующие. В наследе лесного хорька протяженностью в 50—100 м вперемежку встречаются как парные отпечатки, так и тройки и четверки отпечатков лап, тогда как наслед норок на таком участке в основном состоит из каких-либо определенных групп отпечатков. У европейской норки чаще наблюдаются парные отпечатки, а у американской — четверки отпечатков лап, реже парные. Отпечатки лап у лесного хорька сильнее сближены при групповом расположении. Также лесной хорек обычно ставит лапы ровно, без опережений, тогда как американская норка чаще по косой линии. Однако по глубокому рыхлому снегу наслед всех этих зверьков состоит из парных отпечатков, удаленных на одинаковое расстояние.

Следы американской норки на снегу

Весовая нагрузка на площадь опоры у европейской норки составляет около 20 г/см, у американской — около 21 г/см2, т.е. почти такая же. Это среднее значение весовой нагрузки на площадь опоры, характерной для семейства куньих и позволяющей без затруднений передвигаться по любому снегу, но при достаточной кормности местообитаний. При плохих кормовых условиях необходимость больших энергозатрат на передвижение по снегу может несколько ограничивать мобильность норок, а следовательно, и использование кормовых ресурсов. Весовая нагрузка на площадь опоры у норок больше, чем у выдр, так как им с учетом экологической специфики зимой приходится чаще пребывать в заснеженных пойменных биотопах.

Экскременты европейской норки на бревне возле убежища

Экскременты норок схожи с экскрементами выдры, но они меньше диаметром (0,4—0,7 см) и реже имеют жидкую консистенцию. Норкам также свойственно устраивать уборные, имеющие маркировочное значение. Маркировочное значение имеют и отдельные экскременты, которые норки оставляют в тех же чем-то выделяющихся местах, что и выдры, хотя норки чаще маркируют стволы упавших деревьев, камни, расположенные в пойме на значительном удалении от берега. Это объясняется более частым их пребыванием здесь.

Тропа американской норки вдоль кромки воды

Норки, как и выдры, имеют тропы, спрямляющие изгибы реки и ведущие к пойменным водоемам, а также по берегу, особенно у часто используемых убежищ и жилищ. Эти тропы значительно уже выдровых. Их ширина приблизительно составляет 6—10 см, тогда как у выдр — 15—20 см. Однако следует заметить, что если норки и выдры сожительствуют на одном участке, то норки передвигаются по всем выдровым тропам, хотя могут иметь еще и свои тропы.

Следы европейской норки

Места сушки волосяного покрова после продолжительного пребывания в воде у норок такие же, как у выдры, только меньших размеров. Норки нередко посещают выдровые лежки-сушилки, хотя для отжимки и сушки намокшего волосяного покрова гораздо чаще используют сухую труху гнилых пней и стволов упавших деревьев. Особенно это выражено весной и осенью, когда их волосяной покров изношен или уже находится в линном состоянии и не обеспечивает необходимой водонепроницаемости.

Маркировка американской норкой убежища экскрементами
Выходы в убежище расположены ниже места маркировки.

Норы норок внешне представляют группу близко расположенных (от 1 до 5) выходов-входов с диаметром отверстия 6—9 см, охватывающих 1—3 м поверхности берега. Нередко норки используют норы, брошенные или редко используемые бобрами. Об этом свидетельствуют их следы и экскременты, оставленные внутри и около них. Часто норки используют те же бобровые норы, что и выдры.

Вход в убежище европейской норки среди корневых сплетений растущих на берегу деревьев

В отличие от выдр, которые не делают запасов, норки иногда, особенно поздней осенью, создают запасы корма обычно в 2—5, реже в 10—20 и более жертв. Как правило, это лягушки, мелкие млекопитающие или мелкая рыба. Эти запасы прячутся в различных естественных пустотах, ходах или одной из камер убежища или жилища.

Следы молодых американских норок

У водоемов нередко можно встретить следы еще одного вида куньих, очень схожие с норочьими, — лесного хорька. Передвигаясь в основном прыжками, он оставляет наслед из групп отпечатков лап по три, четыре или парные, удаленные между собой на 40—60 см. Длина отпечатка лапы этого зверька составляет 2,5—3,8 см, ширина — 2,0-2,9 см.
Лесной хорек предпочитает места смены биотопов и при заселении территории проявляет синантропные тенденции. Поэтому кроме водоемов и околоводных биотопов его следы нередко можно встретить среди полей, перемежающихся небольшими лесами и участками болота; в небольших поселениях человека и их окрестностях; среди лесного массива в участках, характеризующихся большим разнообразием лесных биотопов и наличием открытых полян, сырых лугов, просек, вырубок, гарей; на экотонных участках болот: у островов и окнищ, по окраинам.

Следы лесного хорька на дорожном песке

Весовая нагрузка лесного хорька на площадь опоры составляет приблизительно около 21 г/см. При этом в зимних условиях при глубоком снеге он не может позволить себе ежедневных достаточно длительных перемещений в поисках корма, так как будет расходовать много энергии при передвижении по снегу. По этой причине лесной хорек вынужден подыскивать себе экологически емкие участки обитания, чтобы нормально перезимовать. Такими благоприятными для него местами обычно являются экотонные участки, а нередко поселения человека и их окрестности.

Экскремент лесного хорька

Экскременты лесного хорька такие же, как и у норок, однако у него почти не наблюдается экскрементов жидкой консистенции, так как он имеет более экономный водный обмен. Норы лесного хорька внешне похожи на норочьи. Тропы лесной хорек образует реже норок, но выглядят они так же. В дождливую погоду и при обитании у водоемов лесной хорек использует сушилки. У водоемов они такие же, как и у норок. В лесных биотопах лесной хорек для этого чаще использует труху гниющих стволов упавших деревьев и подсохший грунт при их корневых сплетениях.
Так же как и норки, лесной хорек делает запасы корма, иногда довольно большие — до 10—30 жертв. Обычно в них можно встретить лягушек, мышей, полевок. Расположены эти запасы в различных полостях естественного и антропогенного происхождения, а также в убежищах. Запасы лесного хорька чаще можно обнаружить осенью, так как именно в это время он активно готовится к трудной зиме.
Вместе со следами лесного хорька в тех же самых биотопах можно встретить и следы наиболее мелких представителей семейства куньих: ласки и горностая. Эти зверьки не имеют специфических требований к биотопам и поселяются везде, где имеется достаточная плотность населения мелких млекопитающих: мышей, полевок и мелких насекомоядных. Это прежде всего поймы рек; окрестности ледниковых озер; спелые широколиственные или елово-лиственные леса с богатым подлеском; лесные биотопы, граничащие с болотами; переходные и низинные болота с множеством островов; овраги, небольшие заболоченные участки, лесные опушки среди полей; заросшие бурьяном пустыри в окрестностях деревень; зернохранилища с прилегающими к ним зарослями кустарников и участками полей; торфоразработки с осушительными каналами и др.

Рис. 16. Наследы разных видов куньих

Отличить следы горностая от следов небольшого лесного хорька или крупной ласки не просто, особенно по рыхлому снегу даже небольшой глубины. При этом обычно мелкие куньи передвигаются прыжками, при которых задние лапы ставятся в отпечатки передних. Таким образом, наслед этих зверьков состоит из парных отпечатков, тогда как у лесного хорька нередко в наследе встречаются тройки и четверки отпечатков лап. На мелком или плотном снегу горностай также нередко оставляет тройки или четверки отпечатков лап. Однако у лесного хорька это выглядит беспорядочно — вперемежку на небольшом участке наследа встречаются и парные отпечатки, и тройки, и четверки. Чтобы отличить следы крупного горностая от мелкой норки, нужно учитывать биотоп и лезет ли зверек в воду. Горностай этого почти не делает, а в холодное время года — никогда.

Наслед горностая при передвижении длинными, быстрыми прыжками

Кроме того, в отличие от лесного хорька для горностая характерно чередование коротких прыжков с длинными и постановка лап по косой линии. Длина прыжка у горностая и лесного хорька сходная — около 50 см. У лесного хорька и ласки наслед более равномерный. От следов лесного хорька наслед ласки и еще более горностая отличается большим количеством петель и зигзагов. При сравнении размеров отпечатков лап этих зверьков сразу заметно, что у лесного хорька они значительно больше, чем даже у крупных особей ласки и горностая. Так, если у лесного хорька отпечатки лап имеют длину 2,5—3,8 см и ширину 2,0—2,9 см, у горностая они обычно значительно меньше — соответственно 1,8—2,2 и 1,2—1,5 см. У ласки отпечатки лап (1,2—2,0 на 0,7—1,0) и длина прыжка (20—40 см) меньше, чем у горностая. Передвигаясь прыжками, горностай иногда оставляет тройки отпечатков лап, чего у ласки почти не наблюдается. Кроме того, ласка ставит лапы ровно, без опережений, тогда как горностай по косой линии. Наслед горностая более изломан, а его суточный ход значительно длиннее (обычно около 0,6 км у ласки против 1—1,5 км у горностая). Это также может являться приблизительными отличительными признаками наследов мелких куньих. Ласка и горностай хорошо приспособлены к передвижению по глубокому рыхлому снегу — их весовая нагрузка на площадь опоры минимальна для куньих — около 7 г/см.

Следы ласки

Ласка и горностай троп почти не образуют. Исключением являются небольшие по протяженности и узкие тропки у жилища. Особенно, когда там находится выводок. Жилищем для мелких куньих обычно является обустроенная нора одной из жертв или вырытая самостоятельно. Внешне они выглядят как 2—5 входов с диаметром отверстия около 4 см, охватывающих площадь 0,5—1 м. Экскременты ласки и горностая мелкие и почти не отличаются. Они имеют ширину 0,2—0,5 см при длине 3—4 см. Форма их искривлена, деформирована винтовыми складками, особенно тонкий конец экскремента. Фекалий черного цвета. Среди непереваренных остатков в экскрементах ласки и горностая в основном встречаются шерсть и раздробленные кости мышевидных грызунов. Использование мелкими куньими экскрементов для маркировки занимаемой территории менее заметно, хотя у их жилищ можно обнаружить несколько свежих экскрементов у входов и небольшую в 4—10 экскрементов уборную поблизости. Как и у других куньих, это, вероятно, имеет также маркировочное значение.
Следы деятельности куниц отличить значительно легче. При передвижении прыжками их наслед в основном состоит из парных отпечатков, так как при прыжках задние лапы ставятся в отпечатки передних. Расстояние между прыжками у лесной куницы обычно варьирует от 40 до 70 см и зависит от скорости передвижения, а зимой и от плотности и глубины снегового покрова. Но может быть до 1 м и более, когда внезапно спугнутая куница спасается, убегая длинными и быстрыми прыжками. Ширина наследа при прыжках составляет 8—10 см. Иногда лесная куница переходит на шаг При этом расстояние между соседними отпечатками лап 4—8 см. Расположены они по сильно извилистой линии. Ширина наследа в этом случае почти такая же.

Следы лесной куницы

Длина отпечатка лапы на снегу у лесной куницы обычно 5—7 см, при ширине 3—4 см, но иногда бывает больше — до 8 на 5 см. Летом отпечатки лап лесной куницы меньше — приблизительно 4—5 на 2,5—3,5 см. Зимой лапы лесной куницы сильно опушены, что является приспособлением для увеличения площади опоры и соответственно уменьшения весовой нагрузки на ее единицу (около 13 г/см ). Это существенно облегчает лесной кунице передвижение по глубокому рыхлому снегу, который нередко бывает зимой в лесных биотопах.

Рис. 17. Отпечатки лап каменной (1) и лесной (2) куницы на снегу

Каменная куница не имеет такого приспособления к снеговому покрову. Поэтому зимой ее следы по размерам меньше, чем лесной,— 4,5—5 на 3—3,5 см и они почти равны летним отпечаткам лап на болотной грязи или дорожном грунте — 4—4,5 на 2,5—3,5 см. Причем зимой на следах каменной куницы просматриваются отпечатки пальцевых и пяточной мозолей, тогда как у лесной куницы ввиду опушенности лап они не заметны. Это является важным отличительным признаком следов этих двух видов. Длина прыжка у каменной куницы почти такая же, как и у лесной — 50—60 см, ширина наследа — 8—10 см.

Следы лесной куницы на грязи на дне пересохшего ручья

Из-за меньшей площади опоры и несколько большей массы каменная куница имеет значительно большую весовую нагрузку на единицу площади опоры, поэтому сильнее проваливается при передвижении по снегу. Поэтому она сторонится заснеженных лесных биотопов, а тяготеет к открытым. Причем она нередко поселяется в деревнях, небольших городах и их окрестностях. При троплении каменной куницы ее ход в основном пролегает по небольшим лесам, участкам болота, берегам водоемов, расположенным среди полей, торфоразработкам, лесополосам вдоль дорог, заброшенным деревням и хуторам, фруктовым садам, может заходить в поселения человека, на пустыри, свалки мусора близ них. Ход лесной куницы редко можно наблюдать в открытой местности, обычно он приурочен к лесным биотопам. Эта особенность также помогает идентифицировать следы куниц.

На замшелых стволах поваленных деревьев лесная куница нередко оставляет
экскременты с целью маркировки занимаемой территории

Экскременты куниц обычно несколько больше, чем норок и хорьков — 7—10 см длиной и 1—1,5 см шириной. Они состоят из темного фекалия и непереваренных остатков шерсти и раздробленных костей мелких млекопитающих, реже перьев птиц. Часто, особенно у каменной куницы, в экскрементах можно встретить остатки растительных кормов, в основном ягод. Куницы используют экскременты для маркировки значимых мест участка обитания. Для лесной куницы это в основном стволы упавших деревьев, тогда как каменная куница маркирует схожие предметы, имеющиеся в характерных для нее стациях: камни, бревна, кладки через речки и каналы, заросли кустарника на межах, бугры и т.д. При обитании в заброшенных человеком постройках она маркирует какие-либо предметы внутри них — край стола, подоконник, лаз на крышу или снаружи — угол дома, лаз в подполье и т.д.

Рис. 18. Типичные силуэты некоторых видов куньих
1 — ласки; 2 — лесной куницы; 3 — горностая; 4 — норки; 5 — лесного хорька; 6 — барсука; 7 — выдры

Самостоятельно куницы не устраивают убежищ, а обычно используют уже готовые. Каменная куница занимает разные защищенные полости естественного и антропогенного происхождения: под полом или на крыше в заброшенных постройках человека, в складированных дровах или строительном материале, гнездах белого аиста, брошенных норах лисицы, иногда бобров, каких-либо полостях складских помещений и т.д. Лесная куница в качестве убежищ использует дупла, беличьи гайно, гнезда хищных птиц, черного и белого аистов, цапель, брошенные норы лисиц, барсуков, бобров, складированные среди леса бревна или порубочные остатки и т.д. Лесная куница в дождливую погоду часто использует сушилки, так как ее волосяной покров сравнительно легко намокаем. Сушится она в дуплах гниющих деревьев с сухой трухой. Причем при необходимости может сама разрыть ход в сухом трухлявом стволе. Кроме того, лесная куница нередко устраивает сушилки среди сухого грунта при корнях вывороченных ветром больших деревьев. Здесь же в разрытых ходах она нередко отдыхает. Каменная куница, вероятно, также имеет сушилки, но большей частью где-то среди построек человека, в стожках сена, соломы.

Оглавление

Куница

Для лесной куницы характерны пятипалые следы, очень крупные для такого сравнительно небольшого зверька. Это объясняется тем, что подошвы ее лап к зиме обрастают густым жестким волосом и их опорная поверхность намного увеличивается. Следы куницы на снегу имеют мягкие очертания, подушечки пальцев отпечатываются слабо, но кончики когтей все же хорошо заметны. Особенно четкими они бывают в оттепель на влажном снегу.

Обычно куница передвигается галопом, оставляя парные отпечатки, причем задние лапы она ставит точно в отпечатки передних. Зверек часто меняет шаг, вынося немного вперед то правую, то левую ногу. Длина прыжка на быстром ходу и при плотном снеге составляет 60-70 см, при подъеме или на медленном ходу – 40-50 см. При поиске и скрадывании добычи куница идет мелкими шагами, следы ее располагаются не по одной линии, а зигзагом, «в елочку». Гоняясь за зайцем или спасаясь от врагов, куница бежит карьером и ее след несколько напоминает прыжки зайца-беляка. Тогда на снегу остаются отпечатки четырех, реже, трех лап, причем отпечатки задних находятся впереди передних.

Некоторое сходство следы куницы имеют и со следом соболя. В тех местах Северного Урала и Западной Сибири, где встречаются оба эти зверька, охотники различают их следы по следующим признакам: у соболя в отличие от куницы, отпечатки лап более вытянуты, а прыжки короче. Соболь при прыжках ставит лапы параллельно направлению хода, а куница несколько по-иному – пятками вместе, носками врозь.

В основном, куница кормится на земле. Лишь для того, чтобы устроиться на отдых, при погоне за белкой или при кормежке рябиной, она заскакивает на дерево и передвигается по ветвям. Если куница идет верхом, то оставляет своеобразные следы – посорку. Это комочки снега, кусочки мха, лишайников и коры, сухая хвоя и другой растительный мусор, который зверь роняет на снег, перепрыгивая с одного дерева на другое. Пользуясь этими признаками, опытный охотник «выправляет» след куницы до места, где она укрылась.

Характер наследа куницы меняется в зависимости от типа угодий и объектов питания. В ельниках, где куница разыскивает на ночевках рябчика, а под завалами добывает мышевидных грызунов, путь ее извилист. Наслед тянется от одного завала к другому, зверек часто ходит шагом, залезая под бурелом. В борах, на окраинах моховых болот и лесосек, где хищница разыскивает тетерева, белую куропатку и глухаря, она передвигается галопом, оставляя более прямой наслед. Среди разреженных насаждений куница часто с ходу заскакивает по стволу дерева на 2-3 метра, а затем спрыгивает в снег. По-видимому, это помогает ей ориентироваться. Она издали замечает места кормежки боровой птицы, сбавляет ход и шагом обходит те места, где могут быть их лунки. Приблизившись к спящей птице на 3-4 метра, она, видимо, чутьем определяет место, где та под снегом затаилась, и бросается к жертве резкими короткими скачками.

При троплении куницы можно наблюдать следы перетаскивания добычи. Крупную (глухаря, зайца) ей не утащить, а рябчика, которого она съедает только частично, хищница тащит в укромное место, куда-нибудь под пень, валежину или затаскивает на дерево и прячет в дупле, беличьем гайне, а иногда просто в ветвях. Потаск прослеживается и по следу, и по выпавшим перышкам.

Лучшим убежищем кунице служит дупло. В елово-широко-лиственных и смешанных лесах дупел много, но в ельниках их не хватает, и она часто поселяется в беличьих гайнах.

В дупле или гнезде куница живет не круглый год. Во второй половине зимы, когда снега заглубеют, а морозы усилятся, она днюет в наземных убежищах, устраиваясь в прикомлевых дуплах, под кучами хвороста, в пустотах под валежником, укрытым толстым слоем снега. Перед тем как залечь на дневку куница, особенно старый зверь, старается скрыть свои следы: последние десятки метров она проходит верхом по ветвям даже в том случае, если вход в дупло расположен у основания дерева.

Куница нередко посещает снежные норы. Если такую нору раскопать, то под метровой толщей снега, где-нибудь у старого пня, обнаружатся остатки прежней трапезы хищницы: кости с сухожилиями, хвостовые и маховые перья тетерева, глухаря или белой куропатки. Здесь же бывает хорошо промятая камера с экскрементами зверька. И хотя птица была добыта и съедена много раньше, может быть, до выпадения снега, куница периодически навещает место прежних удачных охот и, по-видимому, в этих норах отдыхает.

Экскременты куницы можно обнаружить и в бесснежный период на пнях, колодинах, стволах упавших деревьев, на старых муравейниках, на корнях у самого комля дерева, а иногда прямо на тропе. Фекалии зверька, длиной 8-10 см и толщиной 1 -1,5 см, имеют колбасовидную форму и несколько спирально закручены. Концы их заострены и удлинены. Большей частью они состоят из мелких костей и шерсти грызунов.

Пол куницы легко определить зимой по мочевым точкам, которых на суточном ходу она оставляет не менее десятка. Если яркое мочевое пятно, резко выделяющееся на снегу, расположено между продолговатыми отпечатками задних лап, значит, здесь прошла самка, а если мочой обрызган какой-то предмет в стороне от отпечатков задних лап – самец.

По следам можно установить, что куница придерживается определенного индивидуального участка. Метит границы она выделениями прианальных желез, попадающих на фекалии, которые долго сохраняют сильный и устойчивый запах.

Рис. 1. Следы лесной куницы: а – отпечатки передней (вверху) и задней лап, см; б – следы на рыхлом снегу, см

Рис. 2. Следы неудачной охоты куницы на тетерева: а – поиск, 6 – скрадывание добычи, в – бросок на птицу, г – вылет птицы из лунки

Рис. 3. Путь куницы на дневку в прикомлевое дупло

Охота и охотничье хозяйство. 1988 г. №4

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

По следам лесных зверей

Лесная куница дала название обширной группе лесных животных — семейству куньих. Она типичный представитель этого семейства. Вытянутое тело ее отдается гибкостью и подвижностью. С одинаковым проворством зверек передвигается по земле и по ветвям деревьев.
Куница встречается во всей лесной и лесостепной европейской части страны, в горных лесах Западного Кавказа и в небольшом количестве в тайге Зауралья, к востоку до Оби.
Размеры куницы, по сравнению с таковыми у других представителей семейства куньих, средние. Длина тела 40—58, хвост 20—26 сантиметров, вес 1200— 800 граммов; самка несколько мельче.
Пышный и мягкий мех зверька славился с незапамятных времен. Общий тон его зимней окраски темно-бурый, более интенсивный на верхней части тела и более светлый, с палевым оттенком, на брюшке. На горле в нижней поверхности шеи располагается светлое (желтое, оранжевое или бурое) пятно, которое иногда распространяется и на грудь. Из-за этого пятна лесную куницу раньше называли желтодушкой в отличие от белодушки — каменной куницы, обитающей в южных областях нашей страны.
В районах Европейского Севера куница предпочтительно селиться в еловых лесах. В сосняках ее всегда меньше, так как там резче, чем в ельниках, изменяется численность мышевидных грызунов — основного корма это го хищника.

В пределах своего ареала куница распространена неравномерно. Это обусловлено степенью лесистости того или иного района, кормистостью угодий, доступностью кормов в разные сезоны и наличием гнездовых условий. В тех местах, где зверька не преследуют, она легко уживается в непосредственной близости от населенных пунктов, легко мирится даже с антропогенным ландшафтом и может держаться в небольшом лесном островке площадью в несколько сотен гектаров.
Численность куницы по годам изменяется незначительно. Это объясняется ее многоядностью и способностью переходить с одного корма на другой, т. е. компенсировать нехватку основного корма за счет второстепенных. Набор кормов этого хищника велик и исключительно разнообразен. Основная его пища — лесные полевки и боровая птица, главным образом рябчик, Поедает куница также белок, мелких птиц и их яйца лягушек, ящериц, насекомых и их личинки, очень любит мед.
Растительной пищей ей служат различные ягоды и в первую очередь рябина. В южной части ареала зверек поедает также плоды диких фруктовых деревьев и виноград. Самцы способны нападать на таких относительно крупных животных, как заяц-беляк и глухарь, однако это довольно редкая добыча хищника. Вообще же набор кормов у самца заметно разнообразнее, чем у самки.
В Архангельской области, например, в рационе самца насчитывается зимой 11, а летом 14 кормовых объектов, в то время как у самки зимой б, а летом 9. В питании самок реже встречаются крупные, малочисленные в природе или труднодоступные объекты, но зато чаще, чем самцы, они поедают мелких птиц, насекомых, землероек, а также растительную пищу. Самцы, обладающие большей физической силой и, в частности, более сильной челюстной мускулатурой, полнее используют потенциальную кормовую базу. Различие в питании самцов и самок выгодно для вида, так как приводит при добыче корма к более рациональному использованию запасов пищи в природе.
Желудок куницы вмещает 130—150 граммов пищи — это оптимальная суточная норма. Обычно же в желудке добытой куницы содержится от 60 до 90 граммов пищи. Куница сама обеспечивает себя кормом и не бегает по следам других хищников. В то же время ее запасы и объедки подбирают такие «нахлебники», как лисица, горностай, а в северной части ареала и росомаха.
Лучшим убежищем этому хищнику служит дупло старого дерева. В елово- широколиственных и смешанных лесах дупел бывает много, и наличие их не ограничивает распространение куницы. В чистых же ельниках их меньше, и здесь хищник нередко использует под жилье гнездо белки.
Гон у куницы бывает в июле-августе. Беременность длится 230—275 дней. Развитие эмбрионов задерживается на ранней стадии и возобновляется лишь в конце зимы, а потому в период промысла отличить по внутренним органам беременную самку от яловой без специального исследования невозможно. В апреле-мае самка приносит трех-четырех слепых детенышей, которые прозревают в месячном возрасте.
Осенью выводок распадается, а к промысловому сезону сеголетки по росту почти не отличаются от взрослых животных.
Вся жизнь куницы протекает в пределах довольно четко ограниченного участка леса — это ее индивидуальный участок обитания. У самца и самки участки чаще всего бывают смежными, а иногда частично совпадают.
Подрастающий молодняк до осени держится на участке матери, а поздней осенью или в начале зимы расселяется. В это время следы куниц появляются в тех угодьях, где их раньше не было. Если сеголетки не находят свободных участков в глубине лесного массива, они выселяются на опушки, в мелколесье, молодые насаждения, на островки леса среди вырубок и гарей и вообще в худшие по качествам угодья. Большая часть молодняка в этих угодьях добывается в первый же сезон охотниками.
Размеры индивидуальных участков куницы различны. В северной части ареала, где корма мало, они обширны, в южных районах, более богатых кормами, мельче. Например, на Кольском полуострове куница охотится на участке площадью до 50 квадратных километров, в средней полосе — на 5—6, а на Кавказе нередко менее чем на одном квадратном километре.
Рис. 14. Отпечатки передней (вверху) и задней ляп куницы
Рис. 15. Следы куницы на рыхлом снегу
На снегу хищник оставляет характерные пятипалые отпечатки лап, очень крупные для такого сравнительно небольшого зверька. Это объясняется тем, что зимой подошвы лал куницы обрастают густым жестким волосом и их опорная поверхность резко увеличивается, что облегчает зверьку передвижение но рыхлому снегу. В связи с этим следы куницы имеют мягкие очертания,
Подушечки пальцев отпечатываются на снегу слабо, кончики когтей оставляют заметные следы. Особенно четкими они бывают в оттепель, на влажном снегу, когда, как говорят охотники, зверь оставляет «печатный» след.
Обычно куница передвигается прыжками — галопом, оставляя парные отпечатки лап, причем задние лапы ставит точно в отпечатки передних. При таком беге зверек, как бы меняя шаг, выносит то правую, то левую лапу немного вперед. Длина прыжка зависит от быстроты хода и состояния снежного покрова. На быстром ходу и при плотном снеге она составляет 60— 70 сантиметров, на подъеме, спуске или на медленном ходу 40—50.

Гонясь за зайцем или спасаясь от врагов, куница бежит карьером: на снегу остаются отпечатки четырех, реже трех лап, причем отпечатки задних впереди передних. Такой наслед охотники называют «четырехчеткой» или «трехчеткой». Это редкий аллюр зверька. При поиске или складывании добычи куница идет мелкими шажками к отпечатки лап при этом располагаются не по одной линии, а зигзагом, в «елочку». Глубокий и рыхлый снег затрудняет передвижение хищницы. несмотря на ширину ее лап. В таких условиях прыжки у нее короткие, 30—35 сантиметров, причем она погружается в снег на 9—10 сантиметров.
Следы куницы трудно спутать со следами других зверей. Однако ее следы четырехчетки несколько напоминают прыжки зайца-беляка. Некоторое сходство они имеют и со следами соболя. В тех местах, где обитают оба эти зверя, встреченный след иногда может поставить в тупик: трудно бывает по нему узнать, прошел ли здесь соболь или крупная по размеру куница. Зоолог В. В. Раевский, долго работавший на Северном Урале, подметил, что у соболя в отличие от куницы отпечатки лап более вытянутые, а прыжки более короткие. Кроме того, со слов охотников он отмечает, что соболь при прыжках ставит лапы параллельно, а куница несколько по-иному: пятками вместе, носками врозь.
При троплении зверька его пол можно определить не только по размеру следа, но и по мочевым точкам, которых на суточном ходу куницы насчитывается не менее десятка. Если яркое мочевое пятно, резко выделяющееся на белом снегу, расположено между продолговатыми отпечатками задних лап, значит, здесь прошла самка, если же мочой обрызган какой-то предмет в стороне от отпечатка задних лап, — самец.

Летом куница оставляет малозаметные следы. Однако установить её пребывание в угодьях в бесснежный период можно по экскрементам, которые встречаются на пнях, колоднике, стволах упавших деревьев, на выступающих корнях у комля дерева, на старых муравейниках, а иногда и просто на тропе. Экскременты куницы длиной восемь-десять и диаметром один-полтора сантиметра имеют колбасовидную форму, обычно спирально закручены, а концы их заострены и удлинены. В них легко заметить остатки не переваренной пищи: мелкие косточки мышевидных грызунов и птиц, шерсть, перья, кусочки хитина, семена, оболочки ягод и прочее. Помет имеет мускусный запах, который долго сохраняется.
Многие считают, что куница ведет полудревесный образ жизни. Однако чем ближе знакомишься с жизнью этого зверька, тем больше убеждаешься, что это не так. Тропление куницы убедило меня, что это настоящий наземный хищник. Сотни километров прошел я по куньим следам: не более одного процента этого пути шел верхом. Лишь для того, чтобы устроиться на отдых, при погоне за белкой и при кормежке рябчика куница по своей воле забирается на дерево и перемещается по ветвям. Свои основные корма куница добывает на земле. Во второй половине зимы, когда из-за глубины снега, она даже на дневку устраивается в наемных убежищах — под кучами хвороста, в дуплах, в пустотах под буреломом, скрытым снегом, где тепло и безопасно. Иное дело, если куницу преследуют враги. Ловкая и подвижная, она редко становится Жертвой более крупных хищников, но все же её ловят лисица, рысь, волк, филин или беркут. Именно в этих Случаях куница и использует свое умение спасаться на деревьях.
Однажды в Приокско-Террасном заповеднике я прочёл по следам, как на куницу, выкапывающую из-под снега остатки беляка, не доеденного каким-то хищником, накинулась лисица. Куница вскочила на ближайшую ель и, несмотря на то, что лисица бросила преследование, преодолела более ста метров, перескакивая с дерева на дерево, прежде чем спуститься на снег. Куница идёт верхом, когда ее преследует охотник с собаками. Именно это и послужило поводом считать её полудревесным зверьком.
Характер охотничьего наследа куницы меняется в зависимости от типа угодий и жертвы, которую она мост встретить в том или ином месте. На окраинах вырубок или в разреженных борах след зверька стелется прямой строкой. Основная ее добыча в таких местах — тетерев, белая куропатка, иногда глухарь. Птицы эти ночуют под снегом, и, чтобы найти их улики, хищнику надо пройти большое расстояние. Купца издали, по следам, замечает места птичьих кормёжек, сбавляет ход, останавливается и затем обходит.

Приблизившись к спящей птице на три – четыре метра, она, видимо, чутьем определяет место, где та затаилась под снегом, и бросается к ней резкими короткими скачками. В разреженных насаждениях зверек, как бы играя, нередко на ходу заскакивает на стволы деревьев на три-четыре метра, а затем спрыгивает на снег. По-видимому, эти прыжки помогают ориентироваться на местности.
При охоте в ельниках куница оставляет иной тип наследа. Здесь она передвигается короткими прыжками, а иногда и шагом. Путь её извилист, тянется от одного бурелома к другому. Хищница постоянно забирается под завалы деревьев, но проследить ее охоту в лабиринтах, под заснеженными корягами не удается. Иногда, если заглянуть под нагромождение валежника, можно обнаружить перья мелких птиц: синицы, дятла, сойки или кукушки.
Рис. 17. Неудачная охота куницы:
1 — поиск; 2 — складывание добычи; 3 — бросок на птицу; 4 — взлет тетерева
В сильные морозы птицы забираются на ночевку в пустоты под завалы, поэтому и становятся легкой добычей куницы. Здесь же, в ельнике, обследуя завалы, куница натыкается на ночевки рябчиков и ловит их успешнее, чем других боровых птиц. Но чаще всего в таких местах хищнику удается поймать полевок, которые и служат ему основной пищей.
След куницы, идущей на дневку, сравнительно прямой, зверь не рыскает из стороны в сторону, как при поисках добычи. Направляясь к убежищу, последние десять метров куница обычно проходит вёрхом, даже в том случае, когда вход в дупло расположен у основания дерева.
Задерживаясь па охоте до рассвета, что бывает нередко, куница может встретить уже вышедшую на кормежку белку. Мне не раз приходилось читать по следам, как хищница бросается ловить белку, выкапывающую из-под снега шишку, а та обычно уходит от нее верхом, легко перепрыгивая с одного дерева на другое. Дело в том, что кунице намного чаще, чем белке, приходится прыгать в снег и опять взбираться по стволу вверх, поскольку с высокого дерева на низкое она перепрыгнуть, как белка, не может. Это объясняется большим ее весом и более короткими пальцами, не характерными для древолаза.

Поймать белку для куницы нелегкая задача. Однако в годы, когда белки многочисленны, они чаще становятся жертвой хищника, так как в их популяции появляются больные и слабые, т. е. нежизнеспособные, Особи и поймать их кунице несложно. При низкой же численности белки в результате естественного отбора I популяции сохраняются только здоровые зверьки, добыть которых хищнице значительно труднее. Поэтому в годы низкой численности белки куница практически Перестает преследовать этих грызунов, хотя на своем суточном поисковом пути неоднократно пересекает их следы.
Суточный ход лесной куницы в тайге Онежского полуострова, по моим наблюдениям, в отдельных случаях Может достигать 14 километров. На этом длинном пути хищник более сотни раз заходит под завалы в поисках Грызунов, просматривает десятки лунок боровой птицы, делает несколько бросков, чтобы поймать рябчика, Прежде чем ему удается обеспечить себе суточный рацион: примерно четыре-пять полевок. Добыв более крупную жертву (белку или боровую птицу), куница двое-трое суток остается в ближайшем убежище, довольствуясь запасом корма. Нередко суточный ход не приносит ей удачи, и она ограничивается посещением мест прежних успешных охот, где заново обгладывает кости и сухожилия. Поедание куницей падали также служит показателем того, что этот хищник с широкой кормовой специализацией часто испытывает затруднения при добыче пищи. Именно поэтому у трупа животного или у внутренностей добытого охотниками лося один-два зверька остаются на длительное время, пока запас пищи ими или другими хищниками не будет использован полностью.
Запах падали очень привлекает куницу. В этом меня убедил случай. В тайге Онежского полуострова на берегу лесного озера я обнаружил многолетнее гнездо беркута. На земле под гнездом и под соседними соснами, которые служили птице присадой, была масса костей — остатков жертв хищника. Среди костей, принадлежавших зайцам, ондатрам, боровой и водоплавающей птице, я собрал части скелета и черепа десяти куниц. Некоторые из них пролежали здесь более пяти – шести лет. Маловероятно, что беркут, крупная птица с огромным размахом крыльев, может среди густой растительности ловить куницу — ловкого и быстрого наземного зверька, ведущего ночной образ жизни. Беркут ночью не охотится и, по-видимому, только инстинкт защиты птенцов заставляет его умерщвлять зверьков, которых привлекал к гнезду запах обильных остатков многочисленных трапез этого пернатого хищника.
Конкурентами куницы из-за кормов могут быть многие лесные хищники. Основной из них — лисица. На Европейском Севере это стало особенно заметно в последние десятилетия, когда вслед за вырубанием лесов лисица проникает в глухие районы, где ее раньше не было.

Состав кормов этих двух хищников в лесах нашего Нечерноземья очень сходен: и для того и для другого основной пищей служат полевки и боровая птица. Полевок эти хищники, можно сказать, между собой «поделили»: куница поедает в основном рыжих лесных, а лисица чаще крупных и менее подвижных серых, которые придерживаются более открытых мест. А вот боровая птица — рябчик, белая куропатка, тетерев и в меньшей степени глухарь — это общие объекты питания для обоих хищников. Наблюдая за куницами в глухих таежных уголках Онежского полуострова, куда еще не успела проникнуть лисица, и в вологодских лесах, разреженных рубками, где лисиц много, я заметил разницу в их поведении. На севере куница, добыв рябчика, куропатку или другую птицу и насытившись, прячет остатки пищи где-нибудь под колодинами или просто зарывает их в снег и возвращается сюда на следующую ночь или после неудачной охоты. В вологодских лесах все остатки пищи куницы находит и поедает лисица, а потому куницы приспособились затаскивать их на дерево и таким путем сохранять для себя.
У куницы удивительная способность запоминать места, где после удачной охоты были спрятаны пищевые остатки. Однажды я шел по следу куницы и отчетливо представил себе, как зверек, переходя небольшое моховое болотце, как будто что-то вспомнил: резко повернул под прямым углом к своему ходу и крупными скачками направился к торчащему из снега старому пню в двух – трех сотнях шагов в стороне. Возле пня чернело отверстие снежной норы, в которую залезала куница. Выходной след показывал, что ее там уже нет, однако чтобы выяснить, что там делал зверек, нору пришлось разрыть. Под метровым слоем снега и чуть в стороне, между растопыренными корнями пня, обнаружились остатки прежней трапезы куницы — кости с сухожилиями, хвостовые и маховые перья глухаря. Куница добыла птицу давно, может быть еще до выпадения снега, И пировала здесь, наверно, несколько дней. Сейчас голые промороженные кости для нее бесполезны, но она Любит посещать места прежних удачных охот и хорошо помнит их на своем участке.
В Башкирском заповеднике был случай, подтверждающий хорошую память куницы и знание ею своего участка. Веской хищница разорила гнездо глухарки, растащила и спрятала насиженные яйца. Только в середине зимы по следам было замечено, как она посетила этот участок и вырыла из-под снега яйцо, запрятанное полгода назад.
Еще до Октябрьской революции поголовье лесной куницы на Европейском Севере было подорвано хищническим промыслом. На огромных таежных пространствах она была истреблена полностью. Только длительный запрет добычи в советское время восстановил численность куницы в прежнем ареале, а в настоящее время во всех северных областях европейской части страны разрешен лицензионный промысел этого ценного пушного зверька.

Следы куницы и места ее обитания

У лесной куницы имеются пятипалые следы лап, довольно
большие для этого маленького зверька. Объясняется это тем, что ступни ног ее к
холодам покрываются жестким и густым волосом, и по этой причине опорная поверхность
ноги сильно увеличивается. На снегу следы этого зверька представляют собой очертания, на которых
отпечатываются подушечки пальцев, хорошо
заметны кончики когтей. А на влажном снегу более четкие очертания имеют когти.

Следы куницы

В большинстве случаев куница ходит галопом, за собой оставляя
парные следы. Ее задние ноги при этом
попадают в следы передних ног. Куница нередко изменяет шаг, вынося немного
вперед то левую лапу, то правую. При
плотном снеге и при быстром ходе прыжок может составлять 70 сантиметров, при
медленном ходу либо при подъеме — примерно 50 сантиметров. Куница, ища добычу, передвигается мелкими шагами, причем следы ее
размещаются зигзагом, не в одну линию. Гоняясь за добычей или спасаясь от врага,
куница бежит карьером, а ее отпечатки лап очень похожи на заячьи прыжки. При данном
передвижении на снегу обычно отпечатываются четыре, порой три лапы, а задние
лапы всегда при этом заносятся за передние.

Стоит отметить, что следы куницы имеют сходство со следами
соболя. В областях Северного Урала и в Западной Сибири, в местах, где обитают
оба эти зверька, охотники различать их следы научились по некоторым признакам.
Например, соболь делает более короткие прыжки и у него более вытянутые отпечатки лап. Он ставит лапы при
прыжках параллельно направлению своего хода, а куница ставит свои лапы иначе,
носки врозь, пятки вместе.

Куница в большинстве случаев кормится на земле. Лишь только
для кормежки рябиной, для отдыха, для погони за белкой, этот зверек поднимается
на дерево и передвигается по веткам.
Когда куница идет верхом, то она оставляет за собой характерные отпечатки лап –
«посорку», точнее, сухую хвою, комочки снега, обрывки коры или лишайников, кусочки
мха и прочий растительный мусор. Куница роняет их, когда передвигается с дерева на дерево. Эти признаки опытному
охотнику помогают выследить куницу и найти место, где она обитает.

Места обитания куницы

След куницы меняется от вида местности, где она обитает и ее
питания. В ельниках, где разыскивает она на ночевках рябчика, а под завалами ищет
мышей, она оставляет за собой извилистый путь. Тянутся следы от завала к
завалу, животное идет шагом. На окраинах моховых болот, лесосек, в борах куница
охотится за тетеревом, глухарем и белой куропаткой, передвигаясь галопом,
оставляя при этом за собой прямой след. Зачастую куница заскакивает на дерево с
ходу по стволу, причем на высоту трех метров, а после спрыгивает в сугроб. Такие
действия, скорее всего, помогают сориентироваться ей. Таким образом, она
издалека видит места кормежки птиц, затем свой ход сбавляет и осторожно обходит
их лунки. Близко подойдя к спящей жертве, она вынюхивает участок, где затаилась
птица, после чего бросается к ней резкими короткими скачками.

В процессе тропления можно заметить следы, как куница
перетаскивала добычу. Глухаря или зайца она утащить не может, а вот рябчика
съедает она только частично, а остальное прячет под пень, в ветвях, на дереве в
дупле. Можно проследить «потаск» по выпавшим перьям жертвы и по снегу.

Лучшим убежище зверька является дупло. В лиственных, а также елово-широколиственных
лесах у куниц много дупел, в ельниках же
их мало, поэтому посещают они беличьи «гайны».

В гнезде или дупле не весь год живет куница. Зимой, когда морозы
крепчают, а снег уже более глубокий, останавливаются они в наземных норах, под
сворой хвороста, дуплах, под «валежником» в пустотах, которые укрыты приличным слоем
снега. А когда куница на дневку залегает, то она скрывает следы. Она несколько
последних десятков метров идет по верху деревьев, причем даже тогда, когда
дупло находится у основания дерева.

Зачастую куница обитает в норах из снега. И раскопав такую
нору, под метром снега обнаружить можно остатки от трапез зверя: хвостовые или
маховые перья белой куропатки, тетерева или глухаря, кости с сухожилиями. Здесь
же можно обнаружить камеру с фекалиями
куницы. Случается, что птица давно была уже поймана и съедена, однако куница приходила
периодически на это место и здесь отдыхала.

Когда снега нет, фекалии зверька заметить можно на пнях,
старых муравейниках, стволах свалившихся деревьев, «колодинах», на корнях или
на траве. А экскременты куницы выглядят как спираль, на концах они заостренные и
в большинстве случаев состоят из шерсти, а также мелких костей грызунов.

В снежный период по мочевым точкам с легкостью определить можно
половую принадлежность куницы. Она опорожняется за сутки не менее десяти раз. Пятно
мочи, которое легко можно обнаружить на снегу, между следами задних лап,
означают то, что здесь побывала самка. А когда дальше от следов лап какой-либо
предмет мочой обрызган, то здесь прошел самец.

По следам лап можно понять, что животное находится на определенной
индивидуальной зоне. Куница метит свои границы выделениями прианальной железы, а
они попадают на фекалии и долгое время сохраняют сильный, устойчивый запах.

Следы куницы

Куницы – хищные млекопитающие из семейства куньих. В России обитает куница лесная (желтодушка) и куница каменная (белодушка).

Лесная куница распространена в лесистых районах средней и северной полосы европейской части России (в Сибири – до р. Обь), а каменная куница – на северном Кавказе.

Знаменитый А.Э. Брэм пишет, что «…любимое местопребывание куниц – густые леса, где они живут исключительно на деревьях, гнездясь в дуплах или покинутых гнездах белок и хищных птиц». Думаю, что термин «исключительно на деревьях» не совсем правилен, так как куницы много передвигаются по земле, а в сильные морозы отдыхают под снегом в буреломе, а не в дуплах.

Куница лесная достигает длины 50 см, ее масса до 1,4 кг и хвост длиной до 25 см. Самцы крупнее самок.

Мех куницы длинный, густой и мягкий. Горло и грудь желтоватого цвета, остальной мех бурый.

Куница-белодушка меньше связана с лесом и часто встречается в скалистых, почти безлесных горах. Это зверек длиной до 55 см, хвостом до 35 см и массой около 2 кг. Имеет белое горловое пятно. Окраска меха коричнево-бурая. Хвост и лапы заметно темнее спины.

Куница кормится в основном ночью. За ночь она может пройти 5–6 км, а в районах, бедных кормом, и до 10 км. Это ее кормовой след. Вот что по этому поводу пишет П.А. Мантейфель: «Парные следы, которые остаются при прыжках куницы по снегу, ведут от одной старой ели к другой, на которую куница быстро взбирается в надежде найти гнездо со спящей белкой… Куница в свою ночную охоту не пропустит ни одной ели, не обследовав ее. След проходит у ствола ели и идет дальше с противоположной стороны. После долгих странствий куница замирает, наконец, у гнезда, которое испускает свежий запах белки, с силой вламывается в гнездо и хватает спящего хозяина. Белка с криком старается вырваться, из гнезда в снег летит мусор – строительный материал… Обе они, цепляясь за сучья, летят в снег, где и заканчивается эта ночная история».

Здесь надо заметить, что, конечно, куницы – хищники, но рацион их питания очень разнообразен. Белки, грызуны, птицы и их яйца, земноводные, рыба, а также ягоды и плоды – вот основная пища куницы.

С осени куницы часто держатся парами. В это же время, вплоть до половины зимы, куницы часто ходят верхом, то есть по ветвям, а во вторую половину зимы они бегают понизу, так как по деревьям передвигаться труднее. По следам на снегу куницу легче обнаружить, но и при передвижении по деревьям она оставляет след – так называемую «посорку». Это – заметный мусор на снегу, сбитый куницей с деревьев: сухая хвоя, веточки, комочки снега.

При обнаружении свежего следа куницы собака идет по нему и загоняет зверька на дерево, где куница может спрятаться в дупло, беличье гайно, густое сплетение ветвей. При потере следа и уходе зверя на дерево рекомендуется искать место, где следы снова появятся на земле, если выхода их нет – ищите куницу в убежище.

Без собаки охотиться на куницу трудно, но хорошие охотники-следопыты тропят куницу по пороше довольно успешно. Знание повадок зверя и умение тропить по посорке, приведут к успеху.

Лапки у куниц пятипалые, по форме и величине имеют некоторое сходство со следами передних лапок зайца-русака, но концы отпечатков у них притуплены.

По земле куницы передвигаются довольно крупными прыжками, при этом отпечатки задних лапок попадают в следы передних. При галопе с правой или левой ноги они недоносят (переносят) одну из задних лап. Таким образом, в зависимости от аллюра движения, отпечатки располагаются то парами, то тройками и четверками (при больших прыжках, когда зверек заносит обе задние лапы далеко вперед, а передние тесно сближает).

При скрадывании добычи и при рыхлом снеге куницы ходят шагом, оставляя при этом двойной ряд округлых отпечатков.

Отпечаток лапы лесной куницы составляет в диаметре 5 см, а в длину – 9 см.

Охота на куницу сложна, но это замечательный трофей, и добыть его – гордость любого охотника.

Анатолий КЛЕПЦОВ 8 ноября 2006 в 00:00

След куницы на снегу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *